«Сокровенная музыка» выдающегося Петра Лаула в Филармонии

833ff6a31c48d6f7832e09316630461a.jpg

«Сокровенная музыка» — цикл из трех фортепианных вечеров
(26 февраля, 31 марта, 13 июня 2024 года), представляемый известным петербургским пианистом Петром Лаулом, который состоит из сочинений Брамса, Шуберта и Бетховена, созданных романтическими композиторами в последние годы жизни, являющихся, по сути, их творческим завещанием.

В программе первого вечера, целиком посвященной творчеству Брамса, в Малом зале Филармонии им.М.И. Глинки слушатели услышат 20 фортепианных пьес, 14 из которых носят название «интермеццо». Все эти миниатюрные шедевры были написаны композитором уже в 60-летнем возрасте.

Некоторые из них Брамс назвал «колыбелью моей скорби».
Только позавидовать можно тем, кто услышит эти прекрасные пьесы впервые. В них заложена бездна человеческих чувств и эмоций: нежность и надежда, отчаяние и горечь, гнев и тоска, воспоминания о прошлом и вера в светлое будущее. Невозможно сказать, какие эмоции будут главенствовать в предстоящем концерте — все полностью будет зависеть от интерпретации исполнителя.

Во второй программе, посвященной фортепианным пьесам Шуберта, прозвучат 8 экспромтов, 6 музыкальных моментов и 3 поздние пьесы. Несмотря на то, что почти все они были написаны в последний год жизни композитора, трудно отнести их к «позднему творчеству» человека, ушедшего из жизни в 31 год.

Вероятно, Шуберт, сознавая скоротечность своей жизни, каким-то непостижимым образом сумел соединить наивность и юношескую энергию со взглядом «с той стороны». А глубокая искренность и человечность его музыки вкупе с полным отсутствием назидательности делают эти пьесы по-настоящему пронзительными – и царапающими душу, и лечащими ее.

В программе третьего вечера – три последние сонаты Бетховена: 30-я, 31-я, и 32-я. Содержание этих сонат, формально относящихся к камерному жанру, было поднято композитором на такую высоту, на которую он в прежних фортепианных опусах даже не претендовал.

Каждая из этих сонат представляет собой законченную философскую концепцию из музыкальных размышлений о жизни и смерти, а последняя — 32-я — является не только явным предсказанием грядущего музыкального романтизма, но и невероятной попыткой заглянуть за пределы человеческого бытия.

Все эти сочинения занимают особое место в музыкальном искусстве, представляя собой так называемую «чистую музыку», яснее и точнее всяких слов выражающую такие основополагающие понятия, как жизнь и смерть, любовь и бессмертие, счастье и горе, красота и мечта. Она же – эта музыка, заставляет задуматься, и дает нам толчок попробовать подняться над повседневностью.

/Пресс-служба Филармонического общества Санкт-Петербурга/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *